Сирийская армия отбила у террористов их крупнейший форпост

Сирийская правительственная армия в течение недели полностью освободила город Эс-Сухна, крупнейший форпост запрещенной в России террористической организации ИГИЛ. Теперь открыта дорога на Дейр-эз-Зор, который находится на осадном положении с 2014 года и является последним серьезным оплотом боевиков на сирийской территории.

— Это мои дети. Старший Хусейн, средний Мухаммед и младший Хасан.

Впервые за долгие годы они на пороге собственного дома и в доме вообще. Всю войну мальчики жили в подвале. Отец Абдель Абу прятал детей от боевиков, чтобы не забрали в ряды ИГИЛ. Многих его соседей, кто поступал так же, уже нет в живых.

«Террористы силой уводили детей в спецлагеря, — рассказывает Абдель Абу. — Я лично знаю несколько семей, откуда мальчиков не старше десяти лет забрали. Детям боевики промывали мозги и учили, как убивать людей. Родителей расстреливали».

До войны в Мескене, что на границе провинций Ракка и Алеппо, жили 50 тысяч человек. Сейчас не больше ста семей. Дома превратились в груду камней.

Во многих дворах Мескены можно встретить тоннели — боевики рыли их с помощью отбойных молотков. Тоннели уходят в глубину примерно на 5-6 метров, здесь темно и сыро. Тут боевики пережидали артиллерийские обстрелы, а когда в городе было спокойно, держали заложников.

Жестокие бои у нефтяных полей на северо-востоке страны. Войска Асада при поддержке российской авиации уверенно продвигаются к Дейр-ез-Зору. Туда же, на восток страны, стекаются крупные силы боевиков, бегущие из, по сути, потерянных Мосула и Ракки.

Еще одна важная победа сирийской армии — блокирован и переходит под контроль Дамаска город Эс-Сухнэ. Боевики ИГИЛ за короткий срок уже потеряли 70 процентов территории и 80 процентов дохода, который приносила торговля нефтью.

На боевых позициях в Восточной Гуте фотографии президентов России и Сирии рядом, появились здесь около двух лет назад. С тех пор правительственные войска не отступают. Во многом помогли зоны деэскалации, созданные совсем недавно: на территориях провинций Дамаск, Дараа , Эль-Кунейтра, Эс-Сувейда и Хомс боевые действия практически прекращены.

Так называемая умеренная оппозиция согласилась на перемирие только под гарантии российских военных. Сложные переговоры с представителями разрозненных вооруженных группировок проходили в Каире. Итогом стал пусть хрупкий, но мир.

Фактическая граница зоны деэскалации: Восточная Гута, линия разграничения между боевиками и правительственными силами. О войне здесь, конечно, еще многое напоминает — и защитные укрепления, и пулеметные гильзы, и хвостовики от разорвавшихся мин, но не единого выстрела не слышно, перемирие соблюдается беспрекословно.

Соблюдение режима тишины — теперь забота российской военной полиции. Между конфликтующими сторонами развернуты контрольно-пропускные и наблюдательные пункты. Задача — не пропустить оружие и боеприпасы. В зоне деэскалации, кроме умеренной оппозиции, остаются отряды «Джебхат ан-Нусры» (террористическая организация, запрещена в РФ), договориться к которыми невозможно. Террористы в любую секунду могут нарушить перемирие.

«Перед передним краем, по нашим данным, расположена группировка «Джебхат ан-Нусра» до 350 боевиков», — говорит Алексей Полатинский, командир роты военной полиции.

Как отражать возможные атаки боевиков, на российских постах разбирают по два раза в день. Тренировки и теоретические, и практические. Бороться с провокациями будут и в воздухе. На постах установили новейшие автоматизированные переносные зенитные ракетные комплексы «Верба», способные достать любую низколетящую воздушную цель. В Восточной Гуте объявлена бесполетная зона для всех типов летательных аппаратов.

На территории, подконтрольные боевикам, пришли первые гуманитарные конвои. Вместе с сахаром, мукой и консервами людям выдают листовки с призывами сложить оружие. Многие боевики выходят вместе с семьями.

Этот сириец проходит проверку в одной из тюрем Дамаска, там его побрили и переодели. Лицо скрывает, опасается мести недавних союзников. Рассказывает: «Я думал пять недель и ждал подходящего случая. Потому что, если бы поймали меня, мою семью бы убили. Нас там много – тех, кто хочет сдаться и получить амнистию».

Четвертая зона деэскалации должна заработать в Идлибе и южном пригороде Алеппо. Там вооруженные группировки сирийской оппозиции сами вышли на переговоры о перемирии.

«Вот самые разрушенные районы — там нет жизни все нужно восстанавливать дома, свет, воду канализацию», — губернатор провинции Алеппо Хусейн Дияб на карте показывает, где уже начались восстановительные работы. Строителей не хватает. Но сирийцы, бежавшие от войны, постепенно возвращаются — только за эти полгода 600 тысяч человек. Детвора внимательно следит за работами на водопроводе в Мескене. 1 сентября эти мальчишки впервые за последние пять лет сядут за парты.

Обстановку, на данный момент сложившуюся в Сирии, хорошо символизирует надпись в самом центре Дамаска: буквы, окрашенные в защитный цвет, показывают, что боевые действия продолжаются, а сердце в самом центре дарит людям надежду, что война скоро закончится.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close